Bukvoed.info


Ежедневные новости от Информационного агентства СМИ25, ООО Буквоед не является учредителем СМИ

Реабилитация после COVID-19 при постковидном синдроме

Реабилитация после COVID-19 при постковидном синдроме

Постковидный синдром. Определение. Этиология.

Термин «постковидный синдром» вошел в научный и врачебный обиход в конце 2020 года. До этого считалось, что последствия этого заболевания можно преодолеть с помощью давно разработанных схем медицинской реабилитации.

Ни для кого не секрет, что во время и после любой достаточно тяжелой болезни могут случаться осложнения. К сожалению, мы привыкли сталкиваться с бактериальными воспалениями после обычного гриппа или ОРВИ, и понятно, что слабость и потеря работоспособности – естественное следствие того, что человек несколько недель пролежал в постели.

Конечно, COVID-19 не является исключением. После этой болезни, особенно протекавшей в тяжелой форме, человеку необходима реабилитация.

«Вне зависимости от тяжести протекания болезни, лечебная физкультура, или хотя бы ее простейший такой элемент как дыхательная гимнастика, необходима всегда. Естественно, чем тяжелее протекает это заболевание, тем длительнее реабилитация, тем более она сложна для пациентов. Лечебная физкультура является одним из главных элементов реабилитации пациента.» – Вячеслав Ушаков, врач по лечебной физкультуре Сеченовского университета.
Современная лечебная физкультура предполагает не только упражнения. Существует множество тренажеров, которые помогают пациенту быстрее пройти реабилитацию. Это относится, например, к проблемам опорно-двигательного аппарата, когда человек чувствует слабость и затруднения при движении, а такой возникает почти в 100 % случаев, когда человек оказался в реанимации на кислородном аппарате или тем более системе искусственной вентиляции легких. И многие уже наверное слышали, что при ковидном поражении легких очень важно скорее восстановить функцию тех дыхательных альвеол, которые не оказались поражены фиброзом, то есть не превратились в так называемое «матовое стекло».

«Например, после занятия дыхательной гимнастики мы видим, что у пациента повышается сатурация, которая исходно была ниже. А если мы говорим о сердечно-сосудистой системе в целом, то это повышение толерантности к физической нагрузке. В этом нам помогает, например, антигравитационная дорожка, мультимедийная дорожка.» – Вячеслав Ушаков, врач по лечебной физкультуре Сеченовского университета.
Что касается постковидного легочного фиброза, в мире уже разрабатываются аппараты, чтобы предотвратить его развитие. К сожалению, все они пока являются экспериментальными, основанными на ограниченной исследовательской базе. Хотя врачи, которые используют такие приборы, уверяют, что почти всегда наблюдают положительный эффект.

«Система радиочастотной терапии Indiba – это физиотерапевтический аппарат, который работает на уникальной чистоте 448 кГц. Это клеточная терапия. Эффект мы наблюдаем противовоспалительный и внутриклеточную регенерацию. Используется в качестве системного лечения для предотвращения и лечения фиброза легких.» – Наталья Дымова, врач-реабилитолог, физиотерапевт ФНКЦ ФМБА России.
Можно ли будет с помощью таких аппаратов помогать пациентам с настоящим тяжелым постковидным синдромом пока неизвестно. Никаких международно признанных протоколов для такого лечения пока не существует. Но не надо забывать насколько мало времени прошло с тех пор, как мир вообще услышал о диагнозе COVID-19.

Первый и самый простой вывод очевиден: после тяжелого и среднего течения COVID-19 необходима комплексная реабилитация организма, даже в тех случаях, когда человек субъективно чувствует себя уже неплохо, потому что повреждения, которые организму нанесла болезнь не всегда ощущаются, а справиться с ними можно только если взяться за это сразу.

«Практически все можно восстановить, если не брать тяжелые осложнения, например, инсульт, вызванный ковидом, потому что инсульт сам по себе тяжело восстанавливается. Практически все восстановимо, если этим заниматься. Даже при 75 % поражения легких. У организма есть такой прекрасный процесс, как саногенез. Патогенез – это развитие болезни и разрешение организма, а саногенез – это комплекс механизмов, направленный на восстановление организма. Без саногенеза мы не смогли бы существовать, организм восстанавливает поражения, которые обратимы. Например, те же легкие. В период болезни может быть 75 % поражения легких, а при выписке уже 25%. Если добавлять какие-то препараты, например, которые блокируют образование рубцов, делая их более маленькими, то можно полностью восстановиться.» – Константин Терновой, заведующий отделением медицинской реабилитации клинического центра Сеченовского университета.
Конечно, не у всех есть возможность попасть в оборудованный по последнему слову реабилитационный центр: кто-то стеснен в средствах, кто-то живёт далеко от университетских городов-миллионников, но любой человек, столкнувшийся с ковидом, как пациент, так и терапевт должен знать, что подобрать ту или иную программу реабилитационного лечения можно почти в любых условиях.

Минздрав, по мере накопления опыта, выпускает все новые временные рекомендации на эту тему. В июле 2021 года их объем составлял 170 страниц.

«Рекомендации по реабилитации пациентов включают в себя в первую очередь физическую реабилитацию: дыхательная гимнастика, воздействие на мышцы грудной клетки, спины. Физкультура с постепенным наращиванием интенсивности с доведением пациента до возможности посещать бассейн. Также назначается медикаментозное лечение – препараты разжижающие кровь, витамины. Еще одна вещь, на которую направлено медикаментозное лечение – борьба с интоксикацией, которая была нанесена теми же антибиотиками, противовирусными препаратами.» – Константин Терновой, заведующий отделением медицинской реабилитации клинического центра Сеченовского университета.
«Большинство крупных революционных центров сейчас публикуют свои рекомендации по тому, что делать пациенту после выписки из ковидного стационара. Это можно найти в сети Интернет, различных сайтах, видеохостингах, на сайте этих организаций. Например, на сайте нашего университета есть такие рекомендации.» – Вячеслав Ушаков, врач по лечебной физкультуре Сеченовского университета.
Итак, картина вроде бы проста: любая тяжелая болезнь истощает силы организма и нарушает работу самых разных органов и систем. Им необходимо планомерное восстановление, иначе осложнения могут затянуться или даже стать пожизненными.

До всего этого вы, в общем-то, и сами могли догадаться. Это все, последствия ковида побеждены? К сожалению, все оказалось далеко не так просто. Мы услышали от пациентов и выбрали в социальных сетях примеры каких-то необъяснимых, отдаленных, просто сатанинских воздействий перенесенной коронавирусной инфекции на человеческий организм.

Мужчина 27 лет: 3 месяца назад выздоровел от ковида. Часто стали сниться мертвые люди, мертвые животные. Периодически возникает странное желание гулять по кладбищу. Какое-то влечение к смерти, нездоровая фиксация на этой теме. Интересно, что началось это еще в первый месяц постковида, когда ломота, слабость еще почти не были выражены. Когда «волны» плохого самочувствия стихают, эти сны и фантазии уходят тоже. Может быть, надо идти к психиатру и антидепрессанты пить.

Женщина 30 лет: Переболела месяц назад дома. Поражение легких 20 процентов. Пила антибиотики, витамины. Вроде выздоровела. Что началось сейчас. Голова – волосы выпадают, глаза чешутся, прыщи как у подростка, чихаю, десны кровоточат, уши заложены, как под водой, нос бывает несколько дней не дышит. Грудная клетка – все везде режет, колет, как будто спицами насквозь протыкает, отрыжка после еды дикая, тахикардия, болят плечи как будто на мне кто-то сидит, постоянно хочется сделать глубокий вдох. Живот – все кишки болят, по ощущениям еще почки. Ноги отекают, икры и пальцы сводит, синяки появляются, возможно вены, как будто все горит. И самое главное мозг. Непонятно что в голове, деперсонализация, ощущения обморока.

Можно было бы сказать, что эти истории подобраны специально – мало ли на что и почему может жаловаться человек. Но похожие истории врачи по всему миру слышат миллионы. Их общий признак – неожиданное обвальное ухудшение самочувствия спустя месяц, три или даже пять после перенесённого COVID-19. Очень часто – жалобы на резкие повреждения нервной системы и психики. Все это далеко не всегда можно свести просто к общему состоянию организма после тяжелой болезни.

В результате, в конце 2020 года Всемирная организация здравоохранения внесла в 10 редакцию международной классификации заболеваний (МКБ-10) новый диагностический код U09.9 – состояние после COVID-19 неуточненное.

Многие врачи, в том числе российские, которые были среди инициаторов этого решения, предпочитают называть этот диагноз «постковидным синдромом». Важно понимать: все диагнозы с кодом U в МКБ экспериментальные, необязательные. Они описывают патологии, которые еще надлежит исследовать. Никаких протокольных предписаний по лечению таких патологий в мире пока не существует. Но важно, что диагноз, отделяющий отдаленные последствия ковида от самого заболевания появился, хотя врачи и ученые разных специальностей относятся к нему по-разному.

«Необходимость конечно в этом есть, в связи с тем, что большое количество пациентов, которые перенесли новую коронавирусную инфекцию растет и количество пациентов, которые предъявляют симптомы, которые в настоящее время стали называться постковидным синдромом. Они появляются как раз после перенесенной инфекции. По данным академика Александра Чучалина, председателя российского респираторного общества, от 30 до 60 процентов пациентов, переболевших COVID-19, переносят данное состояние. Поэтому, конечно, этот вопрос крайне актуален и, действительно, постковидный синдром внесен в международную классификацию болезней десятого пересмотра. Это правильно, потому что нужно отработать тактику ведения таких пациентов, диагностику лечения и реабилитации.» – Елена Ширшова, доктор медицинских наук, заведующая неврологическим отделением ФНКЦ ФМБА России.
«У меня пока что двоякое впечатление. Объясню почему: с одной стороны, мне кажется, что еще рановато такой диагноз вводить, потому что нет достаточно длительного наблюдения, нет яркого такого представления, что включает этот синдром, из каких симптомов состоит, но с другой стороны, предположим, человек, переболевший тяжелой формой COVID-19 не может выйти на работу после того, как у него уже отрицательный тест. То есть у него развился так называемый постковидный синдром. И идя в поликлинику, врачу приходится подбирать какой-то другой диагноз для того, чтобы дать ему больничной или продлить его, поскольку человек нетрудоспособен еще в течение какого-то периода времени.» – Галина Ткаченко, кандидат психологических наук, медицинский психолог ЦКБ Управления делами Президента РФ.
«Это просто один из кодов Международной классификации болезней для универсальной передачи информации между странами, потому что синдромальные диагнозы могут отличаться в каждой стране. Есть стандартный международный код, который позволяет врачам в другой стране понимать о чем идет речь. Уже накопленный опыт позволил систематизировать и классифицировать это состояние как постковидное и внести его в классификацию.» – Константин Терновой, заведующий отделением медицинской реабилитации клинического центра Сеченовского университета.
Реабилитологи и неврологи относятся к новому диагнозу с бо́льшим оптимизмом, чем психологи и психиатры. Это нетрудно объяснить: некоторые органы и системы новая болезнь поражает очень сильно, причем уже более менее понятно, как ей это удается, и надо особо отметить, что поражения эти настолько глубокие и системные, что их вполне можно рассматривать как отдельные заболевания, хотя и вызванные перенесенной вирусной болезнью. Эти заболевания надо не исправлять путем общей реабилитации, а целенаправленно лечить.

Давайте разбираться из каких конкретных болезней складывается этот новый размытый экспериментальный диагноз.

Постковидный синдром. Дыхательная система.

Начнем с тех механизмов, которые можно считать уже в известной степени изученными. И на первом месте, конечно, поражение дыхательной системы, ведь не надо забывать, что SARS-CoV-2 – это в первую очередь респираторный коронавирус.

Уже в начале двадцатого года на данных по первому уханьскому штамму, китайские ученые выяснили, что в тяжелых случаях вирус поражает половину всей легочной ткани за первые два дня болезни. Вообще, вирус SARS-CoV-2 проникает в клетки через мембранные ворота для рецепторного белка ACE2 и фермента протеазы TMPRSS2. Наибольшее количество таких ворот находится в бокаловидных клетках дыхательных путей, которые вырабатывают слизь, и реснитчатых клетках верхних дыхательных путей.

Совершенно ясно, что дыхательная система, в которой перестали нормально работать слизистые поверхности, свою функцию нормально выполнять перестает. Но как это ни странно, главная причина постковидного легочного синдрома по мнению многих ученых и врачей кроется в другом.

«Уже выяснено, что в основе поражения, которое получает организм после контакта с вирусом, это образование тромбов. Тромбы попадают в легочную ткань – это не совсем пневмония, скорее пневмонит. То есть, это маленькие тромбозы в тканях легких, неспецифическое воспаление, потому что оно вызвано именно тромбами, а не бактериями и самим вирусом.» – Константин Терновой, заведующий отделением медицинской реабилитации клинического центра Сеченовского университета.
Таким образом, получается, что для легких тяжелые и длительные последствия ковида, которые уже можно считать отдельным синдромом, оказываются вызваны не тем, что вирус поражает клетки дыхательной системы, а тем, что микротромбы закупоривают мелкие сосуды дыхательной системы и это приводит к отмиранию больших участков дыхательных альвеол. После выздоровления многие такие участки уже не восстанавливают свою функцию, они заменяются соединительной тканью, которая сродни кожным рубцам. Это называется фиброз легких. К сожалению, в мире известно немало случаев, когда человек вследствие фиброза легких остается кислородозависимым инвалидом. Но существуют и методы компенсаторного лечения фиброза.

Есть проверенные временем методы. При их применении можно сказать, что это реабилитация после болезни или лечение постковидного легочного синдрома. Но практических врачей и их пациентов не особенно волнует вопрос этой научно-диагностической классификации. Важно, что эти методы работают.

«На данный момент мы используем барокамеру для пациентов, которые перенесли коронавирусную инфекцию. С учетом того, что в процессе их заболевания уменьшается жизненная емкость легких, соответственно, насыщение кислородом организма происходит значительно меньше. Одним из последствий перенесенного COVID-19 является фиброз легких, соответственно, он приводит к уменьшению объема. Поэтому, пациенты, которые к нам поступают, имеют маленький уровень сатурации, то есть, из-за того, что жизненная емкость легких становится меньше, доступ кислорода через те же самые легкие к органам и тканям становится меньше. Поэтому для того, чтобы увеличить жизненную емкость легких, используется метод барокамеры. Он основан на том, что в момент нахождения в ней пациента, мы насыщаем организм, кровь, другие органы и ткани повышенной концентрацией кислорода под повышенным давлением. Да, те участки легкого, которые уже достаточно серьезно изменены, обратно мы их восстановить не можем, но увеличить жизненную емкость тканей, которые у человека еще сохранились мы можем при помощи избыточного давления и повышенной концентрации кислорода.» – Юрий Елфимов, врач-травматолог отделения медицинской реабилитации клинического центра Сеченовского университета.
Такими методами пациентов с высоким процентом поражения легочной ткани часто удается избавить от перспектив инвалидности. Можно ли при этом говорить о победе над постковидным синдромом? К сожалению, совсем нет, ведь легкие главным образом поражаются по причине тромбоза сосудов, так что постковидный синдром ярко представлен в нарушениях сердечно-сосудистой системы и крови.

Постковидный синдром. Кровь и сердечно-сосудистая система.

Вообще, не существует инфекционных заболеваний, которые не влияли бы на состав крови. Это естественно. Огромная часть иммунной системы человека реализована в различных клетках крови. Бороться с инфекциями – их прямая задача. Но в случае ковида, эта борьба иногда оборачивается против собственного организма. Многие наверняка слышали слова «цитокиновый шторм». При COVID-19 ему часто оказываются подвержены здоровые и молодые люди с хорошим иммунитетом.

Цитокины – это вещества, с помощью которых клетки иммунитета призывают друг друга на подмогу, но если их становится слишком много, иммунитет начинает разрушать собственные ткани организма, и человек может умереть от сепсиса. Но не цитокины вызывают тяжелые формы постковидного синдрома, которые проявляются микротромбозом сосудов практически по всему организму. Коронавирус поражает клетки эндотелия, которые выстилают кровеносные сосуды изнутри, чтобы не произошло разрыва сосуда и кровоизлияния, с помощью специальных клеток крови, которые так и называются – тромбоциты. На поврежденном месте образуется заплатка – микротромб. В этом еще нет ничего страшного. Страшно становится, когда этот механизм выходит из-под контроля, ведь кровеносные сосуды пронизывают все органы.

«Тромбы могут образовываться и в области головного мозга. Тогда это протекает по картине инсульта. Тромбы возникают в результате воздействия вируса на систему крови и гомеостаза. У нас всегда есть баланс между системой, которая сворачивает кровь и системой, которая ее разжижает. У нас переходит баланс в другую сторону, когда у нас тромбообразование идет более активно, поэтому основным препаратом при лечении коронавирусной инфекцией являются кроворазжижающие препараты. Они назначаются всем, а вот назначение противовирусных или антибиотиков зависит от времени выявления, времени поступления в больницу и других факторов.» – Константин Терновой, заведующий отделением медицинской реабилитации клинического центра Сеченовского университета.
Некоторые специалисты раньше объясняли практически все долгосрочные повреждения организма после COVID-19 нарушениями состава крови и повреждениями сердечно-сосудистой системы. Даже все постковидные проблемы нервной системы.

«Данная инфекция влияет на коагуляционные свойства крови и на сосудистую стенку. То есть вот эти два компонента могут являться пусковым механизмом для развития у пациентов после COVID-19 так называемого постковидного синдрома с неврологическими осложнениями. То есть коронавирус приводит к развитию нарушений реологии крови и к дыхательной недостаточности. Соответственно, и тот, и другой механизм приводят к тому, что страдают нейроны. Если мы делаем компьютерную или магнитно-резонансную томографию головного мозга, то мы не наблюдаем каких-то грубых поражений центральной нервной системы. Они могут быть опосредованы. Если, допустим, у пациента была артериальная гипертензия до коронавируса, то во время коронавируса у него может возникнуть на фоне этого инсульт.» – Владимир Лим, доктор медицинских наук, рефлексотерапевт.
К сожалению, позднейшие исследования показали, что клетки нервной системы SARS-CoV-2 умеет поражать и напрямую, но кровь и сосуды страдают практически у всех пациентов, которые перенесли COVID-19 даже в легкой форме.

Без лечения сосудов и самой крови тромбоз в организме после ковида может только нарастать. Некоторые представители медицинского мира вообще высказывают парадоксальную точку зрения. Они утверждают, что можно обойтись без сложной терапии ковида если с первого дня болезни применять особо рассчитанные дозы антикоагулянтов и таким же образом лечить постковидный синдром.

«Дело в том что вирусы, не только этот, вызывают тромбозы. Мы это называем распространенным или диссеминированным внутрисосудистым свертыванием крови. Это такой универсальный патологический процесс, такой как воспаление. Соответственно, лечение тоже универсальное: применение антикоагулянтов, то есть тех препаратов, которые не дают сворачиваться крови и донорской свежезамороженной плазмы в более тяжелых случаях, а также проведение плазмафереза, то есть процедуры по удалению плазмы, в который плавает огромное количество патологических факторов, которые нужно удалить и заменить на донорские. Больные, которые находятся у нас не нуждаются в той реабилитации, которая предлагается. Наоборот, мы им не рекомендуем физические упражнения, потому что мы точно знаем, что физические упражнение вызывают обострение. Мы не рекомендуем быть на солнце, так как мы точно знаем, что солнечное облучение вызывает обострение. Мы не рекомендуем какие-то психические нагрузки.» – Павел Воробьев, профессор, председатель московского городского научного общества терапевтов.
Внимание: точка зрения профессора Воробьева не является широко признанной в медицинской науке!

Отдельный привет постковид и микротромбозы передают молодым людям, которые откуда-то взяли сведения, что антикоронавирусные прививки сильно вредят мужской половой системе. Дискуссиями на эту тему кишат социальные сети и там нередко появляются такие записи: «не буду прививаться, потому что я молодой и хочу детей». Так вот, никаких данных о поствакцинальных осложнениях на мужскую половую систему у ученых и врачей нет.

Зато совершенно точно есть другие данные. Даже при бессимптомном течении болезни, которое часто бывает у молодых людей возможно развитие постковидного синдрома именно в отношении репродуктивной функции.

«Рецепторы, на которые паркуется вирус в легочной ткани занимает по распространению четвертое место. В других тканях тоже есть эти рецепторы, поэтому поражение идет везде. Больше всего этих рецептов в тканях яичка.» – Константин Терновой, заведующий отделением медицинской реабилитации клинического центра Сеченовского университета.
Какие же есть общепризнанные методы восстановления постковидных проблем с кровью и сосудами? Это продолжение приема антикоагулянтов под наблюдением врача, восстановление уровня микроэлементов и витаминов C и D в организме, ведь по мнению многих специалистов именно истощением этих жизненных ресурсов вызваны многие отложенные проявления постковидного синдрома, которые так пугают многих людей перенёсших COVID-19.

Отложенные синдромы – следствие системных повреждений, полного истощения ресурсов организма. Это очень понятная и аргументированная точка зрения, но есть врачи и ученые, которые добавляют к ней еще один грозный фактор. Это те, кто занимается самыми, наверное, пугающими последствиями ковида, которые возникают перед людьми, как привидение на лесной дороге. Это разносторонние повреждения нервной системы и психики.

Постковидный синдром. Нервная система и психика.

Давайте вспомним что такое психосоматика. Это нарушения в работе разных систем и органов, вызванные психическими проблемами человека.

Мы разобрались уже с причинами некоторых отложенных постковидных нарушений в работе разных систем организма, но психиатры и психологи утверждают: все эти факторы дополняются психосоматикой.

«Реакция на ковид – это как реакция на обычный стресс. Оказалось, что практическим бо́льшую часть человечества охватил страх, паника. Посттравматическое стрессовое расстройство проявляется не в момент стресса и не сразу после него, а через три-четыре месяца, иногда и через полгода. То есть человек, участвовавший в боевых действиях, видевший пожары и тому прочее – на нем это никак не сказалось в первые дни, а позже вдруг появляются все симптомы с депрессией, тревогой, соматизацией. Поэтому это нормально для людей, которые переболели ковидом. У нас все имеют психосоматическую причину. Я даже подозреваю, что и аппендицит связан с психосоматикой.» – Сергей Ениколопов, кандидат психологических наук, руководитель отдела медицинской психологии научного центра психического здоровья.
То есть, получается, что у анонимной героини, запись которой мы обнаружили в социальных сетях и прыщи, и проблемы с волосами, и расстройство кишечника могли появиться через месяц после болезни не только по причине микротромбозов и нехватки общих ресурсов организма, но также эти симптомы могут быть вызваны постковидным повреждением психики.

«Очень часто нашим пациентам, у которых не обнаруживают какого-то органического субстрата, терапевты и другие специалисты говорят, что это психосоматика и отправляют разбираться с этим к психотерапевту или психиатру. Но здесь надо быть всегда очень внимательным, потому что психосоматикой можно назвать все что угодно, но в таком случае необходимо исключить именно соматику, то, что человек соматически действительно полностью обследован и полностью здоров. Если говорить с учетом определения психосоматического расстройства, то любое соматическое воздействие, в частности инфекционное, которое приводит к последствиям со стороны психоэмоциональной сферы, может считаться психосоматическим расстройством. Но я призываю врачей-терапевтов и врачей-реабилитологов учитывать все особенности постковидного состояния, поскольку не всегда в терапии и реабилитации этих пациентов должен принимать участие врач-психотерапевт.» – Беатриса Волель, директор Института клинической медицины им. Н. В. Склифосовского Сеченовского университета, профессор кафедры психиатрии и психосоматики.
В июле 2021 года в авторитетнейшем медицинском журнале Lancet было опубликовано исследование кембриджских ученых. Они обследовали более 80 тысяч пациентов, перенесших COVID-19 и обнаружили когнитивные нарушения, находящиеся в прямой зависимости от тяжести перенесенного заболевания.

«Они измеряли уровень интеллекта у разных категорий пациентов: те, кто легко болел, средней тяжести и те, кто был на ИВЛ. И получили результаты, что у всех пациентов, независимо от тяжести заболевания, были снижены когнитивные функции. Особенно такие параметры, которые связаны с решением задач на логику, суждение, размышление. По предварительным результатам, это связано с гипоксией головного мозга, а не с токсичностью вируса. В своем исследовании они показали достоверную разница в том, что функции головного мозга спустя какое-то время не восстанавливаются. Этот вопрос тоже остается спорным. Потому что по моему опыту работы в центре реабилитации, где у нас проходят реабилитацию после ковида, пациенты при систематической тренировке, занятиях с нейропсихологом, все-таки восстанавливают когнитивные функции. Может, не так быстро, но тем не менее восстановление их возможно.» – Галина Ткаченко, кандидат психологических наук, медицинский психолог ЦКБ Управления делами Президента РФ.
При этом позднейшие исследования показывают: коронавирус воздействует не только на снабжение кислородом нервной системы, он не только вызывает множественные микротромбозы, которые в головном мозге выглядят как микроинсульты, вирус также напрямую поражает клетки нервной системы.

«Об этом есть и научные работы, и клинические наблюдения, когда именно поражение нервной системы являются первыми в заболевании. И это, в принципе, доказано, потому что возбудитель вируса SARS-CoV-2 называется нейротропным вирусом, то есть он может проникать через гематоэнцефалический барьер и поражать напрямую клетки головного мозга. А так как мы знаем, что в головном мозге находятся центры, регулирующие практически все системы организма, то все проявления порой зависят именно от прямого повреждения нервной системы.» – Елена Ширшова, доктор медицинских наук, заведующая неврологическим отделением ФНКЦ ФМБА России.
Все мы слышали об одном из распространенных симптомов ковида, а некоторые, к сожалению, сталкивались с ним лично – это потеря обоняния и вкуса. Многие здоровые и не старые люди еще в двадцатом году перенесли заражение первым уханьским штаммом вируса, ограничившись именно такой симптоматикой. Ни повышения температуры, ни кашля, ни поражения легких при этом не наблюдалось. Значит ли это, что неврологические и психические постковидные синдромы прошли мимо таких людей? Как это ни прискорбно, нет.

«Мы все знаем, что коронавирусная инфекции передается воздушно-капельным путем, то есть вирус попадает в носовые пазух, располагается на рецепторах обонятельного нерва. А обонятельный нерв напрямую связан с головным мозгом. После обонятельного нерва поражаются обонятельные луковицы. Обонятельные луковицы являются продолжением нервной системы, продолжением головного мозга.» – Елена Ширшова, доктор медицинских наук, заведующая неврологическим отделением ФНКЦ ФМБА России.
Нервные сигналы, передающие запах и вкус проходят через самые древние и глубинные отделы головного мозга: продолговатый мозг, миндалину, таламус, и распознается в средних отделах коры. Таким образом, через обонятельную систему коронавирусу удается поразить очень многие и важные отделы мозга.

Врачу и его пациенту следует особенно насторожиться, если чувство вкуса и обоняния остаются искаженными спустя много недель после выздоровления. Получается, что нервную систему и психику человека постковидный синдром атакует сразу по трем направлениям: вирус поражает сами нервные клетки, мозг страдает от нехватки кислорода и микротромбов в сосудах. Кроме того, множественные психические и психосоматические расстройства могут возникнуть в результате перенесенного стресса. Неудивительно, что даже через несколько месяцев после перенесенного ковида, люди жалуются на мутный туман в голове и забывают слова.

«Нарушения центральной нервной системы по типу энцефалопатии, то из нарушения высшей функции головного мозга отмечаются где-то у четверти. Проявляться может по разному: нарушением краткосрочной памяти, нарушением настроения, нарушением синтеза, то есть человек очень часто не может вспомнить название предмета.» – Константин Терновой, заведующий отделением медицинской реабилитации клинического центра Сеченовского университета.
К счастью для нас, современные неврология, психиатрия и психотерапия обладают обширным арсеналом для лечения всех перечисленных расстройств, и главные проблемы неврологического и психического постковида кроются в нас самих.

Россияне, в отличие от жителей большинства развитых стран, стесняются и боятся обращаться за помощью к неврологам и психиатрам.

После COVID-19 не бойтесь посетить невролога и психотерапевта!

Источник/автор фото: pixabay.com
Оцените
0
Не согласен со статьей?
Напиши свое мнение для других читателей!
  • Смайлы и люди
    Животные и природа
    Еда и напитки
    Активность
    Путешествия и места
    Предметы
    Символы
    Флаги

    1. image Влад:
      0
      20.11.2021 в 19:31

      Замечательные советы. Обязательно буду применять в своей жизни.Надеюсь на результат:))

    2. image Валентин:
      0
      20.11.2021 в 21:41

      Интересные новости , всё понятно без воды как говорят , молодцы!!!

    3. image Саня:
      0
      21.11.2021 в 07:00

      Думаю про данный ковид вирус уже многие свыклись и просто ко многим вещам привыкли и данная статья не удивление для меня.

    4. image Гость Алексей:
      0
      21.11.2021 в 11:58

      Пожалуй сама главная тема на сегодняшний день. Но запомните одно что если вы переболели это не означает что вы больше не заболеете или что все уже закончено. Будут последствия после болезни и не очень хорошие. Поэтому если еще не заболели то лучше вакцинируйтесь и никого не слушайте. В этом деле не надо быть слишком умным и гордым.

    5. image Дима:
      0
      21.11.2021 в 14:06

      Ребята сразу скажу что реабилитация и последствия после ковида будут серьезные так что думаю кто еще не вакцинировался и при этом не заболел не теряйте драгоценное время и идите сделайте вакцину. Ведь потом когда будет поздно время назад уже не вернешь.

    6. image Виктор:
      0
      22.11.2021 в 14:13

      Мне кажется пока рано говорить о последствиях после ковида так как он настолько сугубо индивидуален что вообще не понятно что будет с людьми через пару лет

    7. image Денис:
      0
      22.11.2021 в 17:10

      Хорошо что есть люди от которых можно много го узнать да плюс что встретили эти посты и скажу что спорт это не только здоровье но и настроение которое даёт позитив,как говориться в здравом теле здравый дух